Спорт, Сиськи, Здоровье.

Голые сиськи колыхались в опасной близости, прямо напротив глаз. Огромные, не меньше четвёртого размера, мокрые, в стекающих струйках воды, белоснежные, с твёрдыми розовыми сосками и маленькой родинкой. Руки взяли мыло “Земляничное” и стали настойчиво натирать эту роскошь пеной. Потом спустились ниже, к животу, и пропали из виду. А сиськи остались обтекать белыми мыльными струйками. Ооочень правильные сиськи!

Петрович потел, терпел, но не мог отвести взгляд от этого чуда природы. В штанах торчал лом, которым в молодости он прокладывал БАМ. Челюсти свело, а колени уже подгибались от неудобной позы. Не выдержав напряжения, Петрович визгнул молнией своих затасканных “Левайсов”-клёш и попытался сунуть правую руку в ширинку. Но законы физики предотвратили неминуемую дрочку. Рука держала положенный по штату разводной ключ со следами ржавчины. Ключ в ширинку не пролез. Пальцы от неожиданности разжались.

Ключ выпал и, громко звякнув о трубу, рухнул на босую ногу, на пальцы торчащие из шлёпанцев:
- Аййй блядь, чтоб тебя перегнуло-свернуло, и медведи выеблиииии! - не сдержавшись заорал пострадавший.

Сиськи исчезли. Вместо них, напротив щели, появилась симпатичная молодая девчачья физиономия с короткой стрижкой полубокс. Голубые глаза встретились в выпученными помидорками Петровича, а запах земляничного мыла смешался с его перегаром.
- Ааааааа! Мужиииик!!! Там! - включилась сирена, к ней прибавилась другая, третья… Вся душевая главного корпуса ОУСЦ “Спартак” превратилась в заражённый бешенством обезьянник. Сантехник Вадим Петрович понял, что пропал.

**********************

Утречко у меня не задалось. В четырнадцать лет разбитый нос не кажется трагедией. А вот майку было жаль. Она хоть и красно-белая, но кровища на ней совершенно лишняя.
- Ты чем вообще думаешь?! Чем думаешь?! Куда ты головой лезешь, когда мяч так низко?! - тренер футбольной секции Геннадий Петрович очень близко переживал мою катастрофу.
- Ни нисгка нагмаглна глител. - прогундосил я в ответ.
- Ага! Не низко? - и вдруг переключился на Жека. – А, ты, куда ногой машешь?! Куда машешь? Мяч на голову летел! - он стал экспрессивно хлопать себя по лысине и приседать, как герои “Кин-дза-дза”. Нашего Петровича часто клинило в неподходящий момент.
- Да я никуда. Бил вот... - Жека пожал плечами. Он тоже не нашёл правильного ответа.
На самом деле никто не был виноват кроме кочки. Из-за неё мяч отскочил на уровне пояса, и я “рыбкой” попытался его боднуть. А по иронии, мой лучший товарищ Женя, по прозвищу “Джонсон”, пытался выбить спортивный снаряд ногой. Короче, доигрались други до соплей кровавых.
- Давай, поднимайся, пошли в медпункт. С тебя уже крови натекло! - пришёл в себя тренер. Я встал с газона, отряхнулся и поплёлся за Геннадием Петровичем, за глаза называемым “ГэПэ”.

**********************
Путь лежал в главный корпус, где и располагалась настоящая поликлиника для спортсменов, с пунктами первой помощи и процедурными кабинетами. Петрович бодро чесал впереди в тренниках и “олимпийке”, а я тащился за ним. Жека, увязавшийся из солидарности, замыкал шествие. Так мы и вошли в здание, свернули в коридор, где трое мужиков пред пенсионного возраста, в грязноватых спецовках, без дела мялись у стены. Их сизые носы, грязные пальцы и красные глаза прямо кричали: “Сантехники мы!” - и упрашивали похмелиться всем вместе прямо сейчас. ГэПэ, не обращая на страдальцев внимания, велел Жеке дожидаться нас на стуле, а сам ввалился в регистратуру, где мы стали свидетелями небывалой сцены...

Некто малахольный, из руководства базы, поправлял галстук, нервно глядел на часы и расхаживал у стойки. Медсестра откровенно скучала. Четверо огромных, мокрых, полуодетых девушек ранне-ебабельного возраста галдели и толклись вокруг кушетки, рядом с кадкой, в которой рос чахлый лимон. На первый взгляд, они состояли целиком из сисек, ляжек, светлых волос и голубых глаз. В глазах зарябило от обилия незагорелых телес.

На кушетке, держась за заметно распухшую лодыжку, страдала их яркая блондинистая подруга, вытирая слезы и сыпля проклятиями в адрес неизвестного злодея:
- Мудак дегенеративный, старый онанист! Ногу подвернуулаааа. Мне же теперь в основу не попасть! Все из-за козла дрочливогоооо... ыыыыыыййййууу. - зарыдала пострадавшая. Её подруги на перебой загалдели:
- Что это за порядки?!
- Вы тут совсем охамели все! Где нам мыться?!
- Что за козлы в душевой??!
- Тише девушки, тише! Ну ищем его уже! - начальственный тип утёрся платочком.

Следом за нами, в “аквариум” регистратуры влетел мужик средних лет в коротких шортах и белой майке с надписью «Спорт». Пропорциями он напоминал орангутанга, а лицом опереточного дьявола:
- ГДЕЕЕЕ?!!! ГДЕ ОНА??! - театр потерял в лице мужика величайшего исполнителя роли Квазимодо. Нереально развитый плечевой пояс, руки чуть не до колен, и рост под два метра. И это не смотря на сильную сутулость. - Анечка! Что он с тобой сделал?! Тебе плохо? - он рухнул на одно колено рядом с кушеткой.
- Ну успокойтесь товарищ тренер, успокойтесь. Никто ей ничего не сделал. Мы все сейчас уладим. - начальственный испугался и как-то ещё больше съёжился. Тренер внезапно подскочил на метр из приседа.
- Не сделал? Не сделал?! А это - ЧТО? - из-за длины рук, указующий перст орангутанга просвистел в воздухе как кнут Будулая. Одна из его подопечных едва успела увернуться.

“Волейболистки. “Уралочка”, к бабке не ходи.” - с ходу определил я. Они каждое лето устраивали сборы тут на базе. А не пялиться на таких красавиц при их росте просто нереально. Даже в четырнадцать лет.

Тем временем события развивались:
- Артур Вахтангович, он в душе за нами подсматривал! - кинулась к тренеру совсем молоденькая разыгрывающая, с пухленькими губками, мокрой чёлкой и полотенцем на голове. Разыгрывающие - самые маленькие из всех волейболисток. Потому они интересней всех в плане разглядывания.
- Дрочил там через щель. - цинично констатировала вполне взрослая тётка-волейболистка за два метра ростом, которую, на фоне этой компании, можно было принять за сверстницу разыгрывающей.
- Галочка! Онанировал. Прошу тебя, не при Жанночке. – тренер оказался ещё и вполне себе педагогом.
- Сволочь! - рыкнула с кушетки Анечка.
- Ну?! И где этот подонок? ШИШ!, - здоровый кукиш молниеносно ткнулся под нос бедному администратору. - Шиш с маслом мы ещё сюда приедем! Найдите мне его! - и тренер выразительно рубанул воздух ладонью, чуть не преодолевшей звуковой порог. Он, похоже, вообще всё делал театрально и быстро.

Мы стояли позади этого кагала, никому не нужные до поры до времени. Я бочком придвинулись поближе, чтобы получше разглядеть блондинистую разыгрывающую со вторым юношеским разрядом. Тьфу! Размером!

Разбитый нос ещё кровил и ужасно чесался. И я чихнул. Нет, ЧИХНУЛ! Громко, не успев прикрыться ладонью. Сопли, кровь и какие-то совсем уж непонятные ошмётки веером полетели из носа в толпу из под локтя циничной Галочки. Получилось оружие массового поражения.
- Кровь! - тоном Гамлета во время поединка, заявил тренер.
- Ой! - по-бабски пискнул администратор и усох ещё на пяток сантиметров.
- Ааааааа! - завелась сирена. За ней другая, третья, и кто-то из этих громил, в сутолоке, задел меня локтём по больному носу.
- Боглно же, дугра!
- Сволочи! - пискнула с кушетки Анечка, не забывая прикладывать лёд.
Наступил хаос, в котором одно забрызганное кровью полотенце упало и повредило мою психику видом сисек. Небольших, крепких и стоячих, с остренькими сосками, такими привлекательными и аппетитными. Лица я не заметил. Кто в такой момент будет смотреть в лицо? Дураков нет! Сиськи мелькнули на секунду и пропали в тумане от слез.

**********************

Упорная и целеустремлённая женщина может все, даже вставить гиф картинку на сайт. © МВЯ. А уж отловить и пленить какого-то замусоленного сантехника? Запросто! Я сидел в углу за столом с носом полным ваты, пока скучающая медсестра продолжала впихивать невпихуемое в ноздри. Украдкой наблюдал за начинающимся судилищем, в надежде на новый сеанс сиськи-шоу, которое, как выяснилось, устроила Жанна. Та самая разыгрывающая. Тем временем, вахтерша тётя Марья просунулась в дверь и спросила:
- Сергей Палыч, всех собрала. Заводить? – это она привела, под конвоем, в последнего красноглазого страдальца, которого самолично отловила в темных закутках здания.
- Заводи, Марья, заводи. – разрешил администратор.
- Таааак! – заявил Артур Вахтангович и довольно потёр клешни с видом пирата перед абордажем.

Потенциальные рукоблуды-неудачники один за другим протиснулись в дверь.
- Сволочь! - с кушетки обличила рукоблуда Анечка.
- Ктооо? – почуял кровь Артур Вахтангович.
- Вот же он! С красными глазами, и нос сизый такой. – ткнула рукой Анечка.
- Анечка, они все с красными. Недосыпают из-за дрочки. – вклинилась Галочка.
- Ну который в джинсах!
- А как ты узнала, что в джинсах? – недоуменно остановился Артур Вахтангович на полпути к сантехникам. - Он же через щель подсматривал?
- Говорю же вам – по глазам! – логично, в соответствии с цветом волос, заявила Анечка и обиженно захлопала глазами, мол не доверяют ещё моему чутью.

Возможно Вадим Петрович и смог бы остаться безнаказанным, но дело испортил администратор:
- Петрович! Петрович! Гад ты такой! Ты что это придумал, а? – заорал он, хватая сантехника за спецовку.
- Да я ничего, Сергей Палыч! - тот вяло отбивался. - Я ничего, я трубу менял во второй душевой. А там патрубок приварен к муфте и сильно торчит...
- Патрубок? Торчит?! - тоном Отелло перед “мокрухой” спросил Артур Вахтангович и недобро зашевелил пальцами-сосисками.
- Не надо на наши жопы таращиться. Патрубок торчать не будет. Дома на жену дрочи. - все так без эмоций заявила Галочка.
- Так он не женат... - встрял зачем-то Геннадий Петрович и все вдруг обратили на него внимание.
- А это кто такой? - подозрительно поинтересовался Артур Вахтангович, который не заметил ГэПэ во время моего кровавого бенефиса.
- Так это брат мой, Гена. Я тут сантехником, а он детишек этим... футболом тренирует, во! - таким же растерянным тоном ответил Вадим Петрович. Как выяснилось - кровный родственник нашего ГэПэ.
- Брааааат?! Тренирует? - ну вы уже поняли. Артур Вахтангович вложил в этот вопрос весь свой недюжинный талант. Получилось: “И ты, Брут?”.
- Тоже дрочить пришёл. - констатировала тётка-Галочка, зацикленная на “дрочи” во всех вариациях.
Все действующие лица “подвисли” от подобного оборота, но больше всех ГэПэ, не ожидавший этого выпада в свой адрес:
- Да как же… Это как же… Я… - забормотал он.

- Сволочь! - не сдерживаясь, заорала Анечка и одним броском вскочила с кушетки. Не выпуская пакет со льдом, она пропрыгнула пол-комнаты на здоровой ноге и оказалась рядом с ГэПэ. Со своей мощной подачей, она не зря надеялась попасть в основу “Уралочки”. Свободная рука мелькнула неуловимо быстро, и Геннадий Петрович получил самую сильную оплеуху за всю историю человечества. Внутри у ГэПэ что-то хрустнуло, и он рухнул на пол.
- Сволочь! - ещё один прыжок, и Вадим Петрович побил рекорд брата. В этот раз Анечка била рукой с пакетом. Колотый лёд брызнул от удара, как салют в честь установленного мирового рекорда. Сантехник молча опрокинулся на тётку Марью.
- Убила. - Констатировала вахтерша, никогда не видевшая нокаута вживую.

***********************
- А Жанка клёвая. - мечтательно вздохнул Жека, перешагивая через лужу по дороге домой. - Вот бы ещё приехала...
- Угу. Только она на три года старше. - буркнул я в ответ и шмыгнул многострадальным носом.
- А сиськи?
- Что сиськи?
- Ну сисяндры у неё клёвые?
- Слушай, ну уже пять раз рассказывал! Сколько можно?
- Ну какие?
- Никакие. Ты только как брат ГэПэ не того. - и я изобразил движения дрочуна-гиганта.
- Какие?
- Никакие!
- Какие?
- Ну небольшие такие, белые и торчат. Видеть надо.
- Эххх! Надо. Сиськи надо видеть.©


26 мая 2015 | 536





up
close Друзья, подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Zabaka.ru создан людьми, искренне желающими поднять настроение вам и вашим друзьям. Все самое интересное, смешное и просто веселое, только у нас. Присоединяйтесь!