Шокирующая правда об Уничтоженном Дебальцево — часть 3



Пост содержит жёсткие фотоматериалы и не рекомендуется к просмотру лицам несовершеннолетнего возраста.

Одни дома и квартиры после серии артиллерийских обстрелов города остались целы, и если их хозяева не покинули Дебальцево, то продолжают там жить: часто без света, воды и тепла. Другим повезло меньше: в стене их квартиры теперь зияет огромная дыра или вовсе отсутствует крыша.






Жильцам пострадавших хат приходится спускаться в подвалы; туда же часто идут и остальные: на дворе не май месяц, и даже если стены жилища остались невредимы, оставаться в них без отопления тяжко. В подвалах хоть немного, но теплее.
Однако кроме тепла там больше нет ничего: ни электричества, ни должной воды и канализации, ни даже достаточного пространства для размещения людей. Условия жизни там совершенно недопустимые, но когда нет другого выбора, люди довольствуются и этим.



Подвал многоквартирного дома с предыдущего кадра. Все фотографии здесь сделаны со вспышкой; на самом деле там царит глухая темнота, и даже свечи не жгут напрасно.





В центре Дебальцево службой МЧС и волонтёрами ежедневно оказывается помощь тем немногим жителям, что не стали покидать город. Организовано социальное обеспечение продуктами питания, одеждой и медикаментами, внутри разбитых на площади палаток кормят, поят, подлечивают, предоставляют возможность зарядить телефон, фонарики и пр.



Выдача хлеба и других продуктов социальной помощи происходит строго и под контролем, чтобы всем хватило.



Желающих предостаточно.





От больших бензиновых генераторов люди заряжают гаджеты — чай, не 43-ий год на дворе.



До четырёх часов, пока раздают гуманитарную помощь, площадь кишит людьми. После — ни души; все разбредаются по своим убежищам.

Помощь приходит отовсюду, и далеко не только от официальных организаций. Многие жители других районов Донецкой и Луганской областей отправляют в Дебальцево одежду и провиант.



Начальница этого пункта сказала, что почти вся одежда передана сюда неравнодушными гражданскими людьми.

Военная полиция старается следить за порядком в городе, и со стендов на площади призывает людей не злоупотреблять алкоголем и сдавать найденное оружие.



Нажрался — работать!







Всё понравилось, кроме отлова собак. Суки, собаки-то чем мешают? Вот ведь стукнуло кому-то в голову, поди других проблем нет?





Предприимчивые люди с других городов приезжают в Дебальцево торговать прямо с машин продуктами и сигаретами. На одного армянина люди накинулись за то, что тот торговал куревом по цене 25 гривен за пачку, тогда как положенная ей цена составляла 17. Включились солдаты, и неудачливому коммерсанту пришлось шустро свернуться, чтобы и без того нервный в связи с недавними событиями пипл не перевернул машину.





На улице каждый день и бесперебойно в огромной кастрюле на костре варят суп, кашу и чай, а рядом всегда возится детвора. Несмотря на то, что приходится жить в крайне сложных условиях, дети не унывают, и остаются в прекрасном расположении духа. Только айпад просят принести.





Десятилетняя принцесса разрушенных улиц Настя уже успела засветиться в нескольких новостных лентах.



А это ровесник Юрец — её друг.

В квартиру Насти влетел снаряд, и отец еле успел вывести оттуда жену и дочь.

— Это ночью вам влетел снаряд?— уточняю у Насти.
— Утром! Без пятнадцати восемь, когда я собиралась в школу.
— И кто дома был при этом у тебя?
— Мама, папа и я. А моя сестричка была у бабушки!
— И чё вы делали, когда снаряд залетел, Настюш?
— Мы добежали до двери и всё начало сыпаться. Когда немножко упал угол, папа вылез в окно и начал двери выбивать.
— А где живёшь-то ты теперь?
— У бабушки.
— Всей семьёй у неё живёте?
— Да.
(записано дословно с видеозаписи)

Каждый день, когда я оказывался на площади, там непременно сидела Настя с Юрцом, и за это непродолжительное время мы успели подружиться. Ребята много рассказывали мне о своей жизни в последние месяцы и водили гулять по городу. Это — дети войны, которым приходится взрослеть гораздо быстрее других своих сверстников.





Девчонке вверили собаку, которую подобрал себе на улице наш сапёр Маньяк.

На окраину Дебальцево так же привозят гуманитарную помощь, однажды видел там газель с московскими номерами, вероятно, организованную частными лицами. Помимо продуктов раздавали свечи и клеёнки, чтобы жильцы квартир с выбитыми стёклами могли заклеить свои окна.





Ещё в первый вечер своего приезда в Дебальцево в штабе комбата познакомился с Маньяком.



Маньяку 26 лет, и до войны все называли его Тёмой. Но, вступив в ряды ополченцев, он сразу увлёкся сапёрным делом, и уже скоро до того наблатыкался, что сам стал обучать солдат обезвреживать мины и ставить растяжки. Артём обожает взрывы, ему только бы что-нибудь «бабахнуть». Потому ему дали позывной Маньяк.
— Миха, завтра мы с тобой обязательно что-нибудь бабахнем!
— А что?
— Найдём. А если не найдём, выйдем в поле, и всё равно что-нибудь въебём.
— Ну, давай,— видимо, его болезнь заразна.
За время моего недолгого пребывания в ополчении Тёма дал мне снять на видеокамеру аж четыре взрыва. Три из них были средней силы (1200 граммов тротила), а один — прям большой бабах. Его даже «Россия—24» приехали снимать.
Но чаще Маньяк занимается серьёзной и важной работой. В Дебальцево после артобстрела осталось много неразорвавшихся мин и снарядов, каждый из которых может сдетонировать совсем не в нужный момент, когда рядом окажутся люди. Все их необходимо обезвредить до того, как произойдёт несчастный случай. И тогда зовут Маньяка.
Он очень общительный, с обворожительной и располагающей улыбкой, приятный парень — в родном городе за ним наверняка стояла очередь из девчонок. Почти всегда звал меня с собой, и много рассказывал о своей работе. Однажды мы поехали с ним по приглашению мужиков со службы водоканала — те обнаружили снаряд рядом со своим объектом и попросили обезвредить. Взорвали 400-граммовой шашкой тротила.
Другой раз вызвали в железнодорожное депо. Здесь обстояло... сложнее. Бойцы обнаружили там три трупа солдат украинской армии, и, опасаясь, что под ними может лежать расчеканенная граната или другой похожий сюрприз, пригласили Маньяка.



Депо в Дебальцево.





Неделю назад здесь было очень горячо.



Воронка диаметром метров семь и глубиной не менее полутора. Вероятно, от Града.





Вагон, скрученный в бараний рог.







Маньяк единственный сапёр в своей группе, который может работать с трупами. Остальные всегда съезжают.



Слово «труп» военные не используют, и предпочитают термин «двухсотый».







Под двухсотым противники могли оставить взрывное устройство (или просто гранату), которое сработает при попытки убрать тело или даже просто перевернуть. Чтобы избежать такого подрыва, сапёры используют кошку — крючок на длинной верёвке.



Кошкой цепляют тело погибшего солдата, и, отойдя на безопасное расстояние, стаскивают его в сторону, чтобы убедиться в отсутствии сюрприза. Только после этого труп можно погрузить в машину и увезти.





Всё прошло без происшествий. Покидая депо, мы заметили торчащую в асфальте неразорвавшуюся мину, и Маньяк, разумеется, сразу её бабахнул, выделив этому три тротиловые шашки по 400 граммов.



Джентельменский набор Артёма.

— Чтобы тротил сдетонировал, он всегда должен быть в плотно сжатом состоянии,— учил меня Маньяк.
Для этого при взрывании сразу нескольких шашек, сапёр всегда стягивает их меж собой изолентой.



Подготовка.



Сейчас бабахнет.



Мина обезврежена.







А когда уже собирались забраться в кузов урала, меня подозвал какой-то мужик или солдат — я и не запомнил что-то — и неожиданно показал вдруг... детские письма украинским бойцам, оставленные ушедшей из Дебальцево армией в одном из занимаемых ими ранее зданий депо. И до того они показались мне трогательными, что не удержался, и сфотографировал самые интересные, а два даже забрал с собой в Москву.













Нравится

Пост! WebDiscover.ru
29 июня 2015 | 1015



up
close Друзья, подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Zabaka.ru создан людьми, искренне желающими поднять настроение вам и вашим друзьям. Все самое интересное, смешное и просто веселое, только у нас. Присоединяйтесь!