Шокирующая правда об Уничтоженном Дебальцево — часть 5





Вечером, когда я пил чай в штабе, где меня поселили, пришёл Маньяк и принёс подарок.




— На, взорвёшь где-нибудь.
— Спасибо! Ты точно повёрнутый.
— Маньяк.
И ушёл. А рано утром меня подняли на ноги оттого, что приехал полковник. Сегодня должны были раздавать зарплаты, и высокий чин решил лично проверить наличие «мёртвых душ» в батальоне. Зашёл в выделенную мне комнату с буржуйкой и строго приказал:
— Приготовьте ваше оружие и документы!
Я тогда ещё не знал, что это важный хуй, и неприветливо огрызнулся:
— У меня нет оружия!
— Тогда документы..,— тот даже немного растерялся с непривычки от такого ответного тона,— Какие там у вас есть.
— Паспорт у меня есть,— не унимался я (всё-таки было раннее утро, а ранним утром я всегда злой).
— Значит паспорт...— всё так же не понимая, кто это осмелился с ним так разговаривать, сказал полковник и вышел в холл.
Но пока я одевался и заправлял постель, в штаб вернулся комбат, и из-за двери я услышал, как незваный хуй, разбудивший меня, отчитывает того:
— У вас здесь штаб или спальня?!
Тогда я понял, что напрасно выёбывался, и поспешил ретироваться на улицу, чтобы не осложнять командиру батальона и без того неудобную ситуацию. С того дня комбат всех бойцов из штаба выгнал и оставил только меня, переселив в другую маленькую комнатушку, чтоб незаметно было.

На припорошенной вдруг снегом улице мимо как раз проезжал Маньяк с парой бойцов на урале. Завидев меня, парни остановили машину и издали махнули мне рукой, чтоб забирался к ним в кузов. Я не заставил себя ждать.




Парням поручили просмотреть определённый участок на предмет возможных вражеских растяжек. Чтобы искать растяжки, сапёры используют длинные палки с тонким стальным прутом на конце. Во время прохождения изучаемого участкапалку держат впереди от себя так, чтобы кончик её прута почти касался земли; держат в едва сомкнутых пальцах. Если поперёк пути вдруг окажется не всегда заметная глазу металлическая нить, на конце которой привязана за чеку граната, слабо зажатая в руке сапёра палка, наткнувшись на такое препятствие, сразу отклонится в сторону, дав тем самым сигнал остановиться и осторожно выяснить, что могло помешать ей.




Растяжек не обнаружили, и пошли в поле бросить подаренную мне накануне гранату и пострелять из АК немного. Парни не мелочились и взяли с собой целый ящик патронов.






На поле так же встречались хаотично разбросанные снаряды, а прямо у дороги стояло слегка побитое небольшое укрепление, из которого отряд украинской армии, вероятно, контролировал подъезжающий к Дебальцево транспорт.





Уже хорошо знакомый мне Ураган.




А это неразорвавшийся снаряд ПТУР.








Выпустив очередями пару рожков патронов и попрактиковавшись в прицельных одиночных выстрелах по жестяным банкам и стеклянным бутылкам, я, наконец, бросил гранату, добавив ещё одну галочку в свою коллекцию идиота. Следующим моим «пунктом» теперь стало шмальнуть из РПГ–7, но в эту поездку такая радость мне не представилась.
А когда уже собирались уходить, Маньяк приказал двум своим бойцам осмотреть на предмет растяжек ещё один участок. И, отправившись туда, мы неожиданно вдруг наткнулись на методично уложенные в длиннющий двойной ряд противотанковые мины!




Пришлось долго и скрупулёзно их собирать, так же предварительно дёрнув каждую из них кошкой издали, чтобы не нарваться на замаскированную под одной из мин расчеканенную гранату.




Каждая мина весит около 10 килограммов, обнаружили мы их в общей сложности сорок штук. Пока проверили каждую, разрядили и перетаскали в кузов нашего урала, солнце стало садиться за горизонт.





Найди на картинке восемь мин!


Внутри такой металлической шайбы — тротил. Одна из найденных нами танковых мин, сокращённо называемая бойцами «тээмка», была с повреждённым корпусом, позволившим мне воочию познакомиться с этим взрывным веществом.



Так выглядит тротил.


Предназначена такая мина для выведения из строя гусеничной техники противника (танков, машин БМП и БМД). Ленивые бойцы раскладывают танковые мины просто так на грунт, нисколько не маскируя. И тогда парни Маньяка могут легко обнаружить их даже издали. Хитрый же солдат присыплет мину землёй, и тогда вероятность того, что она подорвёт вражеский танк, заметно увеличится.
Танковая мина состоит из металлической оболочки с заложенным внутрь тротилом и установленного по центру взрывателя. Если наступить на неё ногой, ничего не случится — срабатывает эта штука лишь при нагрузке свыше 150 килограммов. Больше того: взрыватели некоторого типа срабатывают лишь на второе такое усилие; придумано это для того, чтобы танк успел наехать на мину уже двумя своими катками, и получил значительно более серьёзные повреждения.
Чтобы безопасно перевозить мины в кузове нашего грузовика, парни повытаскивали все взрыватели, предварительно переведя их специальным ключом в безопасное положение (по сути поставив на предохранитель).



Урожай.

Теперь можно было ехать назад, не боясь соседства почти трёхсот килограммов взрывного вещества.




Пока ехали в кузове, один из сапёров, попросивший не брать в кадр его фейс, показал мне найденный им в разбитом укрепрайоне украинской армии дневник командира батальона, в котором тот делал свои рабочие записи. Было интересно полистать его, а один из разворотов я решил сфотографировать. Ничего не понятно, но выглядит красиво.




Когда уже приехали в расположение нашей части, я вдруг вспомнил, что на поле мы забыли ящик с патронами, парой гранат и несколькими тротиловыми шашками.
— Парни, мы ящик в поле оставили!
— Точно...
— Надо вернуться, здесь ехать километров десять, он наверняка ещё там.
— Да, ну, хуй с ним.
— В смысле,— опешил я.
— Это от укропов остался нам, он на балансе нигде не числится всё равно.
— Там две гранаты остались!— сетовал я.
— Да, хер с ними,— сказали и забыли.

Другой раз Маньяк радостный прилетел в располагу и самодовольно похвастался пацанам:
— А я десять литров бензина замутил!
Те:
— Где?!
— У местного жителя на РГДшку поменял,— улыбаясь ответил сапёр.
— Эээ... А у него ещё бензин есть?— сразу поинтересовались бойцы.
Пиздец. Кто б мне в Москве десять литров бензина на гранату поменял?!

А Маньяк, воодушевлённый тем, что я вместе с его бойцами не ленился таскать тяжёлые мины по полю, пообещал надеть мне шеврон сапёра на плечо. Вечером же, когда пошли в баню, и вовсе предложил:
— Миха, если ты завтра ещё не уедешь от нас, я дам тебе самому что-нибудь бабахнуть!
— Хорошо... Маньяк, а тебя что-нибудь, кроме взрывов, в жизни интересует?
— Конечно!— оживился тот,— Бабы!
Но на следующий день я всё-таки вынужден был лагерь ополченцев покинуть: возникла острая нужда возвращаться домой. Напоследок заехали в разбитое село Никишино, через которое проезжал в самом начале, когда добирался от границы в город Кировское. Никишино в свете дневного солнца предстало мне разрушенным не меньше, чем Дебальцево.











От некоторых домов здесь остался только номер.






Здесь уже вовсю копошатся вернувшиеся на свои участки люди, не зная, с какого угла начать ремонтировать дом.















По трёхколёсному мотоциклу, кажется, проехал танк.















Уезжая в этот раз с Донбасса, увозил с собой одну интересную интерпретацию известного афоризма, которой поделился со мной один 42-летний ополченец с позывным Шершень. Очень, уж, она мне понравилась.
— Я по натуре своей аскет и многого мне не надо,— рассказывал он,— Придерживаюсь правила: голова должна быть в холоде, живот в голоде, а ноги в тепле.
— О, про «живот в голоде» я раньше не слышал,— заинтересовавшись, ответил я.
Сам люблю эту пословицу, но эта удлинённая её версия встретилась мне впервые.
— Ну, а как же,— продолжал Шершень,— Что всё это означает? Голова в холоде — это трезвость рассудка и принимаемых им решений. Живот в голоде — это как раз тот аскетизм, о котором я говорю. Не нужно обжираться, зацикливаться на материальных ценностях и подчинять себя им, становясь рабом вещей. Но при всём этом я не допускаю того, чтобы перестать за собой следить и стать... ну, знаешь, чмошником. Этого делать нельзя. Об этом и гласит третья часть этой мудрости: ноги должны оставаться в тепле.

Доселе я всегда понимал озвученный Шершнем афоризм буквально: кутая ноги в тёплое одеяло, а голову оставляя в прохладной или даже морозной свежести. Так и спал зимами с открытым окном. Но ополченец вдруг подарил мне новый смысл этой оригинальной законченной мысли.
И мировым лидерам, коль, уж, свалилась на них столь ответственная перед человечеством роль, было бы очень кстати взять такую глубокую интерпретацию этого изречения себе на вооружение. Тогда, может быть, не было бы печальной современной истории Югославии, Ливии, Сирии, Ирака, а теперь ещё и Украины. Пока, наверное, лишь Далай-Ламы следуют этой истине.
Голова в холоде, живот в голоде, ноги в тепле.



Пограничный украинский пост на выезде из страны предстал мне сегодня в таком плачевном своём виде.


Часть №1, часть №2, часть №3, часть №4




Нравится

Пост! WebDiscover.ru
30 июня 2015 | 865


up
close Друзья, подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Zabaka.ru создан людьми, искренне желающими поднять настроение вам и вашим друзьям. Все самое интересное, смешное и просто веселое, только у нас. Присоединяйтесь!