«Искусство жить в Одессе» по-украински: против чего боролись…




Предисловие.
В поисках подходящей картинки к предыдущему рассказу наткнулся в сети на эту статью. Свою оценку, этой статье, я ставить не буду. Политика - это не моё. От себя замечу, что статья Диментия(???), по-своему интересно написана и оформлена. В конце статьи читайте мой P.S., жду с нетерпением от вас ответы в комментариях.

От редакции сайта Забака.ру: Наш сайт информационно-развлекательной направленности - юмор, смешные истории, веселые картинки, интересные фото и факты и т.д., никакой политики! Но иногда мы не можем оставить без внимания некоторые интересные факты или события в политике, экономике происходящие на мировой арене. Этот материал тоже не остался без нашего внимания, но комментировать мы его не будем, выкладываем материал как есть.


Как говорил герой «Одесских рассказов» Исаака Бабеля по имени Арье-Лейб, «Я знаю за жизнь всё, что можно о ней знать. И всё, что я говорю, потом оказывается правдой…».

Неистовая борьба с пресловутым коммунистическим наследием в последнее время поглощает массу сил передовой украинской общественности. Начавшись в январе 2014 года со сносов памятников Ленину и другим российским оккупантам, в том числе Михаилу Кутузову на Львовщине, эта борьба достигла своего «апофигея» в апреле 2015, когда Верховная Рада приняла–таки тот самый знаменитый закон о декоммунизации. Поневоле вспоминается широко разошедшаяся на просторах интернета шутка о том, что, согласно преданию древних укров, под одним из памятников вождю мирового пролетариата расположен тайный проход в благословенную Европу, подло и цинично замурованный в своё время большевиками. Вот патриоты и разного рода «хробацькы актывисты» этот самый проход и ищут – выкрикивая при этом положенные сакральные речёвки и ритуальные лозунги.


Любопытно, что в просвещённой Европе, куда мы вот уже почти два года так отчаянно стремимся, отношение к памятникам, пусть даже и советского периода, совсем другое. Культурные европейцы – в отличие от своих «свидомых» братьев – справедливо считают, что снос какого бы то ни было памятника отнюдь не приблизит ни всю страну, ни каждого человека в отдельности к богатству и процветанию. Более того, такие вопросы во всём цивилизованном мире относятся к юрисдикции исключительно городских и региональных властей, и если кому-то в припадке паранойи взбредёт в голову свести счёты с бронзовым постаментом – полиция отнюдь не будет стоять в сторонке и делать вид, что всё в порядке. Другое дело, что памятники на территории развалин украинского государства сейчас – без сомнения, самые безобидные из всех возможных и придуманных врагов: они не дают сдачи. Хотя и здесь бывают нюансы: во время сноса Ильича в Харькове 28 сентября 2014 года пострадали, помнится, не менее пяти националистов.

Разнообразных символов советской эпохи в Украине, оказывается, до сих пор осталось ещё довольно много: в рамках запланированной  декоммунизации планируется в течение полугода переименовать около полутора тысяч улиц и 25 городов, причём обойдётся вся эта музыка как минимум в 5 миллиардов гривен. О том, сколько реально средств будет выделено на борьбу с «призраком коммунизма» из трещащего по швам бюджета, и сколько из них осядет в карманах чиновников по дороге из идеологически выверенного Киева в морально устаревшие Ильичёвск и Котовск – даже и думать не хочется.



Но самое интересное, что адепты нынешнего политического режима в пылу национально–патриотического сражения с собственным прошлым даже не замечают, что используют те же самые средства и методы борьбы, которыми без малого сто лет назад наводили порядок в стране их те самые заклятые «папередники» — большевики. Фанатично убеждённые в своей правоте, соблазнённые простыми и понятными лозунгами «Землю — крестьянам» и «Заводы – рабочим!», последователи идей марксизма–ленинизма в начале прошлого века не менее яростно боролись с пережитками царизма, «чуждыми элементами» и враждебной идеологией. Как пламенные красные революционеры, так и их «жовто–блакитные» потомки несли с собой террор, насилие, безработицу, голод, разгул преступности — на фоне яростной пропаганды и искусственно создаваемой видимости жизни «по–новому». Только и разницы, что те все больше расстреливали и лозунги на домах вешали, а эти в любой непонятной ситуации дубасят кого ни попадя и поют гимн…



Сравнивать деятельность красных комиссаров, строителей светлого коммунистического будущего, и украинских патриотов, страстно «валающих» за Европу, очень удобно на примере Одессы, которая как тогда, так и сейчас была городом очень важным, но при этом чересчур… умным, крайне своеобразным, политически неблагонадёжным и отменно неспокойным. Общая картина разрухи и хаоса, по всей видимости, царивших в Южной Пальмире в начале 20-х годов прошлого века, очень неплохо, хотя и несколько конъюнктурно, показана в замечательной трагикомедии Георгия Юнгвальд–Хилькевича «Искусство жить в Одессе», снятой по мотивам рассказов Исаака Бабеля на Одесской киностудии в 1989 году. В фильме, сообразно духу времени, показаны злые советские чекисты, ловящие и расстреливающие благородных и красивых налётчиков, носителей настоящего одесского духа и колорита. Налётчики – и вправду видные и харизматичные парни, каждый со своим собственным прозвищем и «правдой характера» — отчаянно сопротивляются, но всё же терпят сокрушительное поражение в боях с ЧК.



Обветшалые, полуразрушенные и обгорелые дома, мусор и кучи неприбранного грязного снега на улицах, оборванные, одетые в лохмотья люди на фоне развешанных повсюду лозунгов о мировой революции… Изображенная в фильме картина одесской действительности тех лет выглядит крайне мрачно. Разумеется, не обходится без смачного плевка в лицо некогда грозной, а тогда уже доживавшей последние дни системе – в конце 80-х было очень модно показывать, среди какой грязи и мерзости зарождалась советская власть. Тут и солдаты, получающие по талонам бутыли самогона, и зверски пытающие и избивающие задержанных сотрудники ЧК — «Когось вбили? От молодцi!».

Подчеркнуть всю абсурдность, глупость и никчёмность происходящего в рамках  режиссёрского замысла, по–видимому, была призвана и эпизодическая девушка, работница Собеса, плачущая над несознательными инвалидами, отказывающимися от новоутверждённых обязательно–полезных прививок оспы. «У меня нет мякоти! Меня не во что колоть!», — говорит ей худой и измождённый Арье–Лейб, блестяще сыгранный Зиновием Гердтом. «Вот видите: ни тиф, ни оспу я им не привью! Меня выгонят из комсомола!», — сокрушается юная советская красавица.



Облавами и расстрелами руководит похожий на восставшего из ада грешника кровожадный чекист Владислав Симен, прекрасно сыгранный Виктором Авиловым. Хладнокровно стреляя из нагана в налётчиков и просто случайных людей, он с фанатичной ненавистью отвечает на укоризненный взгляд товарища: «Что? Это враги!!!». А чуть позже добавляет: «Надо! Надо много работать! У нас впереди много работы!!! А это... это всё пройдёт... и забудется, как детство».

Всё вышеописанное немного напоминает наше с вами «сьогодення» И солдаты на улицах, нередко, кстати, не очень трезвые, и пытки в застенках СБУ, при помощи которых «работают» с нелояльными журналистами и заподозренными в сепаратизме гражданами. Под Новый год были и кучи снега на улицах, и мусор. Правда, надо отдать должное современным «свидомым чекистам»: война до нас пока что не докатилась, дома в большинстве своём не разрушены, хотя пожары и взрывы случаются, и ой как часто. И люди вроде бы не сильно ободранные – хотя покупать продукты, а тем более вещи с каждым днём становится всё труднее. За относительно мирное небо над головой мы, по всей видимости, до сих пор должны благодарить мирных футбольных «вболивальныкив», буквально вырвавших город из цепких лап Путина 2 мая прошлого года, и не позволивших его прихвостням устроить здесь народную республику – не так ли?



В остальном же многое из нашей теперешней жизни напоминает старую одесскую трагикомедию. Взамен лозунгов о мировой революции пришли билборды с фотографиями «киборгов» и «крымцеукраинцев», призывы вступать в доблестные ряды ВСУ и доносить друг на друга за «бытовой сепаратизм». До насильно прививаемой всем неблагонадёжным товарищам вакцины от сепаратизма матёрые патриоты, правда, пока не додумались, но всё ещё впереди – Кличко, Шкиряк или Геращенко в любой момент могут её изобрести.

Отдельного внимания заслуживают гениальные цитаты — их в фильме «Искусство жить в Одессе» хоть отбавляй. «Если не придёт лето, а сейчас-таки такое время, шо оно может и не прийти, я не знаю, чем мы уже будем топить», — говорит колоритная пожилая одесситка Хава – Светлана Крючкова. Примерно также и мы с вами, дорогие читатели, по всей видимости, будет говорить через 4-5 месяцев: с прошлой зимой нам повезло, она впервые за много лет была аномально тёплой, но вряд ли стоит ждать милости от природы второй год подряд. «Теперь люди долго будут искать друг друга, и многих уже не найдут», — пророчески в отношении беженцев и жителей Донбасса говорит наводчик Цудечкис, персонаж Олега Табакова. «Нам верит весь народ! Все те, кому нечего терять! Мы же очищаем мир!», — восторженно–наивно кричит один из главных героев фильма, Саша Боровой, оперативно переквалифицировавшийся из писателей в чекисты. И действительно: что тогда, что сейчас разного рода уголовные элементы, почувствовав полную безнаказанность после столичного переворота, продолжают заниматься своим любимым ремеслом – грабежами и убийствами, но уже под прикрытием революционных флагов.



«Вы сыты! Вы сыты по горло! Вы довольны и счастливы! Вы благодарны! Идёт светлое будущее! Вы видите его. Вы в него погружаетесь. Вы в нём. Вот оно! Прекрасное, чистое, светлое... Спать!», — вещает гипнотизёр Михаил Боярский, погружая пришедших к нему на сеанс людей в глубокий сон. Гениально, не правда ли? Это ж просто девиз всех расово правильных украинских СМИ. Они из кожи вон лезут, лишь бы погрузить всю страну в сладостную патриотическую дрему, наполненную «здобутками» и «перемогами», заставляющую напрочь забыть о тарифах, ценах, курсах, пенсиях и прочных неудобных мелочах. Ну, а заживо сожжённых в Доме профсоюзов «куликовцев» и томящихся по всей стране в тюрьмах «антимайдановцев» как нельзя лучше характеризует обращённая к чекистам фраза ломового извозчика Фроима Грача (Алексей Петренко): «Кого вы бьёте? Вы бьёте орлов! С кем вы останетесь? Со смитьём!». Другое дело, что смитьё, мусор, люди без стыда и совести поощряются любой тоталитарной системой, потому что являются основой её функционирования.



Крайне интересен диалог между Сименом и Боровым в финале киноленты. «А насчёт своих вопросов — ты подумай: или ты с нами, или... Ну, а кто не с нами, кто в хвосте, кто запутался — тот враг революции!», — кричит главный чекист. «Враг — это человек или нет? Или что — враги не люди?», — отвечает персонаж Андрея Соколова. Вот вам вся квинтэссенция современного украинского ура–патриотизма. Кто не орёт матерные речёвки и лозунги, не поёт гимн, не машет флагом, не ходит в футболке с трезубцем, не считает Россию агрессором – тот враг, а не человек, его можно и нужно бить, унижать, сажать в тюрьму, вообще уничтожать физически и морально любыми доступными способами. Вот такие вот демократические ценности мы с вами «здобулы» в первой половине высокогуманного XXI века — благодаря отчаянным «поскакушкам» на Майдане…



«Налёты, пожары... Уже горит полицейский участок. Скоро здесь всё сгорит! Это я вам говорю – Тартаковский». Эти слова героя Александра Ширвиндта из фильма «Искусство жить в Одессе» служат прекрасным прологом, вкратце характеризующим события на Украине начала 2014 года – все эти митинги, поджоги, сносы Лениных и захваты административных зданий, предшествовавшие падению Януковича. «Вы будете смеяться, но мосье Тартаковский таки оказался прав. Многое сгорело в 17-м. Исчез и сам господин Тартаковский. Я вам скажу: 18-й и 19-й порядка тоже не добавили. Теперь вот пришёл 20-й...», — говорит за кадром Зиновий Гердт. И эти слова тоже оказались пророческими: можно с уверенностью сказать, что ни 2014-й, ни 2015-й годы не прибавили ни порядка в стране, ни благополучия её жителям, ни мудрости решениям властей, ни прозрения ослеплённым пропагандой украинцам. Остаётся только призрачная надежда, что 2016-й год окажется хоть чуточку лучше... Пока же приходится лишь с грустью убеждаться в правоте бабелевского Арье–Лейба, говорившего о том, что «весь мир — смитьё! все люди — аферисты!» и честно признававшегося: «Я вам скажу больше: я даже не знаю, где я…».

Автор: Диментий Ворошилов

Источник: Таймер


P.S. Как по вашему пишется имя: Диментий? Вот мне интересно – это прикол автора или редактора? Вопрос номер два как правильно пишется «по-своему» или «по своему» - употребленное мною в предисловии?





19 августа 2015 | 967





up
close Друзья, подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Zabaka.ru создан людьми, искренне желающими поднять настроение вам и вашим друзьям. Все самое интересное, смешное и просто веселое, только у нас. Присоединяйтесь!