Дело Хакера №1. Подробности величайшего ограбления века. Часть 2

Дело Хакера №1. Подробности величайшего ограбления века. Часть 2

Чисто русское преступление

После 11 августа, обильного на хакерские переводы, но не столь обильного на деньги (было бы крайне неосторожно переводить миллионы или даже сотни тысяч долларов на счета молодых гражданок легкомысленной внешности в петербургские сберкассы), Левин берет тайм-аут на двенадцать дней.

Надо было что-то делать. Второй месяц он горбатится у компьютера, перевел уже около миллиона, но получил ровным счетом шиш!

За эти 12 дней в "Сатурне" что-то происходит, что именно - неизвестно, хронология преступления по часам и дням следствием пока не восстановлена. Но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы с большой степенью вероятности предположить действия мозгового штаба "Сатурна".

Есть такой анекдот про новый русский бизнес. Один предлагает другому цистерну нефти за миллион. Они заключают контракт и разбегаются, один -- искать цистерну с нефтью, второй -- миллион. По всей видимости, то же самое происходит вокруг "халявы", открывшейся в "Сатурне". Левин и его "сатурновские" друзья спрашивают у некоего Х, есть ли у него счет в иностранном банке. Х отвечает, что лично у него нет, но он приведет своего приятеля Y, у которого есть жена, а у жены Y есть подруга, муж которой Z имеет счет в заграничном банке.

Сейчас следствие пытается распутать этот клубок знакомых и посредников, каждый из которых летом 1994 норовил урвать свои комиссионные и прекрасно знал, за что он их получит. Сейчас все они говорят следователям, что ничего не знали, а помогали жуликам из чистого альтруизма. И Бог бы с ними, с этими "альтруистами", если бы среди них не попадались зловещие личности.

Мимо "халявных бабок", которые на Малой Морской делали из воздуха в буквальном смысле миллионами, разумеется, не могли пройти весьма серьезные люди, не чета "сатурновским" мальчикам и их знакомым девочкам. По-видимому, они, эти серьезные люди, и сказали "сатурновским" мальчикам: "Вы, фраера, ни о чем не беспокойтесь, работайте, а сбор урожая "капусты" мы обеспечим".

Возможно, Левин и его приятели до сих пор не понимают, как близко они стояли к краю собственной могилы. Ведь это был просто невероятный, идеальный случай спрятать концы в воду. Нет хакера, который осуществлял незаконные переводы чужих денег, значит, нечего нельзя доказать. Можно только предполагать, а это -- на здоровье, сколько угодно.

Серьезные люди

И вот 23 августа у Владимира Левина начинается настоящая работа!

В этот день, вернее в эту ночь на 23 августа (Левин со своим полумифическим помощником "Сашей" учитывали разницу во времени между Пулковским меридианом и Восточным побережьем США), из канадского банка с солидным названием "Казначейство провинции Альберта" исчезают сразу 983 700 долларов и спустя секунды оказываются в Роттердаме в местном банке на счете компании "Авто-Рик-Экспорт-Импорт". Рик - это имя владельца компании и банковского счета, а фамилия его Ван-Везель. Рик Ван-Везель -- при упоминании этого имени голландская полиция начинает морщиться, словно проглотила что-то горькое. Неприятный тип, говорят обычно спокойные голландцы, замешан в нескольких грязных уголовных историях, но ухватить его не сумели, скользкий очень. С некоторых пор Ван-Везель покинул родную Голландию и жил в основном в Санкт-Петербурге, имея тут дела с публикой, о которой речь пойдет ниже.

В ночь на 23 августа было сделано еще три перевода со счетов какой-то несчастной аргентинской компании, правда, уже не на миллион, а на более мелкие суммы. Самый "маленький" перевод - 73 125 долларов "упал" на счет фирмы с развеселым названием "Ой Финн Энтерпрайз Лтд.", которая на самом деле была магазином спортивных и охотничьих товаров. Деньги пошли на оплату услуг, которые магазин оказал некому Мансуру Бадаеву. "Услуги" были, разумеется, чисто охотничьими -- нарезными, дальнобойными, с оптическими прицелами, на "красного зверя", в общем.

В сентябре следующего года часть этого оружия конфискуют бойцы генерала Сидоренко из питерского РУОПа в имении господина Бадаева на одном из островов вблизи Карельского перешейка, а заодно обнаружат у Мансура Шариповича пистолет Макарова, который в финских охотничьих магазинах не продается. Правда, потом винтовки и пистолет вернут, ибо господин Бадаев, возглавлявший крупный лесопромышленный концерн и бывший депутатом Ленинградского областного законодательного собрания, по совместительству работал частным охранником (у самого себя?) и имел разрешение на оружие.

Два других перевода из Аргентины от 23 августа были посолиднее. 208 600 долларов "упали" на счет того же Мансура Бадаева в Дюссельдорфе, в Дойч банке.

И наконец, 194 511 долларов пришли в Финляндию, в тот же банк, где держал свои деньги бухгалтер "Сатурна" Антон Лямин, но на счет другого человека -- Сергея Власова. Сергей Сергеевич был почти вдвое старше Мансура Шариповича, но служил у частного охранника Мансура Бадаева личным телохранителем и не мог отказать шефу в просьбе прокатиться в Финляндию и открыть там счет на свое имя в банке, который ему укажут. Впрочем, все эти тонкости всплывут только год спустя.

А теми короткими питерскими ночами в конце августа 1994 года Левин и его помощник "Саша" трудились не покладая рук.

В ночь на 24 августа был поставлен рекорд: одиннадцать хакерских переводов на общую сумму 1 224 100 долларов. Бомбил Левин в ту ночь почему-то исключительно аргентинцев.

191 300 долларов он перевел на счет Мансура Бадаева в "Юнион бэнк оф Финлэнд".

Четыре перевода на общую сумму 193 300 долларов из Аргентины ушло на личные счета Екатерины Корольковой в четырех разных банках в Сан-Франциско.

Консультант Викинга

24 августа у Левина появился еще один новый адресат -- на этот раз в Израиле. На Землю обетованную в тот день, как манна небесная, просыпалось 839 500 долларов -- в пять разных тель-авивских банков, но на счет одного и того же человека. Звали этого без двухсот тысяч новоявленного миллионера Алексиос Пальмидис, а был он на самом деле Лехой Лашмановым, которого питерская братва знала под кличкой Викинг.

Будучи 23 лет от роду, в 1991 году Алексей Михайлович Лашманов был осужден по статьям 148, ч. 3 и 218, ч. 1 (вымогательство и хранение оружия) на пять лет лишения свободы. Но чудесным образом, наверное, за хорошее поведение, уже в 1992 году оказался на свободе. В народе говорили, что Леха-Викинг - "малышевский", а как раз в то время Александр Иванович Малышев, в прошлом швейцар в одном из питерских ресторанов и наперсточник на рынке, был в культурной столице России самым уважаемым человеком после Анатолия Собчака.

Малышев сидел в "Пулковской" и без базара, по понятиям разрешал споры между питерской братвой, а попутно выдавал лицензии на рэкет и, конечно же, заботился о судьбе своих крестников, "спалившихся" по молодости и неопытности. 2 октября 1992 года Александр Иванович "спалился" сам, по глупости и самонадеянности дав арестовать себя РУОПу в своем белом "Вольво" с незарегистрированным кольтом в кармане. Леху-Викинга подобрали добрые и, похоже, очень влиятельные люди.

С одним из этих добрых людей Викинг познакомился еще в 1991 году в "Крестах", где "добрый человек" сидел в ожидании суда по одному пустяковому делу. После тюрьмы Леха разыскал своего сокамерника, который был к тому времени уже весьма влиятельным человеком в Питере, имел интересы на местном телевидении и был аккредитован в Госдуме как журналист. Потом петербурские следователи Борис Стригалев и Александр Куликов смеялись до слез, когда увидели фамилию этого человека в титрах телесериала "Улицы разбитых фонарей" о питерских ментах. Создатели фильма выражали сокамернику Лехи Лашманова благодарность за консультацию и помощь.

Покровитель вывез Викинга в Грецию, кратко, но энергично проинструктировал его и подтолкнул в спину к дверям российского посольства в Афинах.

11 июля 1994 года Алексей Лашманов обратился в посольство РФ в Афинах и сказал, что вообще-то он родом из Грузии, но по национальности грек и зовут его Алексей Пальмиди. И надо же такой беде приключиться на чужбине, потерял паспорт, вот только бумажка осталась, где записаны его паспортные данные. Паспорт был выдан еще в советские времена в Грузии.

Но российские дипломаты были большими физиономистами и сразу поверили на слово несчастному грузинскому греку с хрестоматийной славянской внешностью и петербургским прононсом. В тот же день российский полпред в Греции выдал Лашманову новенький российский загранпаспорт. На основании этого паспорта Викинг получил другой новенький паспорт, уже греческий, на имя Алексиоса Пальмидиса. И вместе со своим петербургским сокамерником улетел в Тель-Авив. Там его покровитель познакомил "грека Пальмидиса" с нужными людьми, еще раз коротко и энергично проинстуруктировал и улетел домой в Санкт-Петербург, от греха подальше, к алиби поближе. Как в воду смотрел.

Викинг с помощью израильских друзей своего питерского сокамерника наоткрывал сразу пять счетов в разных израильских банках и стал ждать звонка.

Звонок раздался 25 августа, а на следующий день господин Пальмидис начал обход тель-авивских банков. Повязали Леху в первом же банке прямо возле окошка, куда он протянул требование выдать ему деньги наличными. Брали Викинга израильские полицейские, но в сторонке стояли два неприметных агента ФБР в очках (они всегда ходят парами и всегда в очках -- не в темных, а в обычных, от близорукости).

В тот же день, 26 августа, в Сан-Франциско арестовали Екатерину Королькову. Возможно, ФБР еще потянуло бы с арестами и продолжило игру с целью выйти на "мозг" операции, но эти фэбээровские игры обходились Ситибанку слишком дорого.

Голландский след

А 25 августа, за день до арестов в Тель-Авиве и Сан-Франциско, хакер попытался перевести из Боготы на счет Рика Ван-Везеля в Роттердаме 988 400 долларов и на следующий день из Аргентины -- еще 258 105 долларов. Итого с учетом перевода от 23 августа у незаконнопослушного голландца на счете образовалась бы очень приличная сумма -- больше двух миллионов долларов, если бы Ситибанк не заблокировал вовремя эти переводы. ФБР срочно отдало приказ своим агентам, дежурившим в роттердамском банке в ожидании Ван-Везеля, быть наготове. Но Рик не приехал, а позвонил из России, и ему, естественно, сказали, что никаких миллионов у него на счете нет. Однако через несколько дней он лично заявился в банк, и там в подтверждение уже сказанному по телефону ему выдали выписку со счета, где миллионы не значились.

Эта бумажка была очень нужна Ван-Везелю, край был ему без этой бумажки. Потому что в своей питерской конторе бизнесмен Рик Ван-Везель регулярно платил одному из своих сотрудников, некоему Пантелееву, энную сумму, чтобы его не трогала "русская мафия". А сводным братом рэкетира Пантелеева был крупный лесопромышленник Мансур Шарипович Бадаев с законным пистолетом в кармане. Лесопромышленник велел Ван-Везелю снять деньги, которые придут к Рику на его счет в Голландии, и привезти их в Россию. Ван-Везель вяло сопротивлялся: мол, откуда у меня могут быть такие деньги, родная голландская полиция не поймет. И очень обрадовался, когда позвонил в Роттердам и узнал, что никаких миллионов у него на счете нет. Но Бадаев в ответ только сунул руку в карман, и Ван-Везель как наскипидаренный ринулся в Голландию за выпиской со своего счета.

Господин из "Зюйд-Парк Отеля"

Между тем в Питере что-то опять происходило. Об арестах там узнали сразу и, по-видимому, совещались, что делать дальше. ФБР, разумеется, ничего этого не могло знать, оно видело одно: неуловимый русский хакер после 24 августа затих и больше не появлялся в локальной сети Ситибанка.

Королькова и Лашманов на допросах в США и Израиле либо все отрицали, либо просто молчали. Но и без их признаний ФБР уже имело доказательства русской версии. К тому же ни Екатерина, ни Алексей не знали практически ничего, они были пешками в большой игре. Круг поисков у ФБР сузился до одного города Санкт-Петербурга, но все-таки не настолько, чтобы сразу вычислить кибергангстера.

Русский хакер по-прежнему держал паузу, и 2 сентября ФБР наконец решает подключить к своему расследованию русских коллег. Но пока колеса бюрократического аппарата проворачиваются, русский хакер неожиданно снова дает знать о себе.

7 сентября он переводит 717 тысяч долларов, на этот раз мексиканских денег, в роттердамский банк, но не Рику Ван-Везелю, как ожидали фэбээровцы, а на счет другого голландца, Франса Буля. На другой день, 8 сентября, на счет Буля пришла из Аргентины еще 751 тысяча и следующим, уже третьим за два дня переводом -- еще 150 тысяч. За Булем установили слежку. Четыре дня Франс Буль вел ничем не примечательную жизнь бизнесмена средней руки, а на пятый день ему кто-то позвонил и на плохом английском языке предложил встретиться в вестибюле "Зюйд-Парк Отеля".

В вестибюль к Булю спустился молодой, вполне европейской внешности мужчина, и они вместе поехали в банк. Здесь их обоих арестовали. Спутник Буля предъявил русский паспорт на имя Лысенкова, но на первом же допросе признался, что зовут его Владимир Геннадиевич Грачев. Тогда голландские полицейские, разумеется, не знали, что это тот самый Володя Грачев, которого потеряли из виду милые петербургские девушки Ларина и Шамшева.


Конец 2-й части.

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3



Нравится

Пост! WebDiscover.ru
16 октября 2013 | 839


up
close Друзья, подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Zabaka.ru создан людьми, искренне желающими поднять настроение вам и вашим друзьям. Все самое интересное, смешное и просто веселое, только у нас. Присоединяйтесь!